Виктор Михайлович Васнецов 1848-1926 Виктор Михайлович Васнецов
1848-1926

   
Главная > Переписка > Письма В.М. Васнецова


1898.09.20 - В. В. Стасову.

          В. В. Стасову.

Москва, 20 сентября 1898 г.

          Многоуважаемый Владимир Васильевич, письмо Ваше я получил в конце августа, по возвращении с дачи. Очень жалею, что не имел возможности отвечать Вам на него тотчас.
          Дать Вам обстоятельные ответы на все Ваши вопросы1 для меня довольно затруднительно как за давностию, так и потому, что обладаю крайне слабой памятью на числа и сроки. И кроме того — очень трудно проследить в себе начала и зарождения творческих представлений и настроений. Меня всегда смущала точность и обстоятельность разных интервью по поводу этих интимных вопросов. Хотя профилей своих и анфасов я весьма недолюбливаю, но чтобы не огорчать Вас голым отказом — попробую кой-что припомнить.
          Как я стал из жанриста историком (несколько на фантастический лад) — точно ответить не сумею. Знаю только, что во время самого ярого увлечения жанром, в Академические времена в Петербурге, меня не покидали неясные исторические и сказочные грезы. Есть из того времени кой-какие наброски мои у Репина — «Витязь на коне»2, акварель (теперь у Третьякова), сказка о Жар-птице во «Всем. Иллюстр.»3 — гравирована очень плохо, «Конек-горбунок», изд. Ильина4, академический эскиз «Княжеская иконописная»5 и проч. Противоположения жанра и истории в душе моей не было, а стало быть, и перелома или какой-либо переходной борьбы, во мне не происходило. Некоторые из картин последующего периода, московского, были задуманы мною еще в петербургский период, напр[имер] «После побоища» из «Слова о полку Игор[еве]», «Богатыри» — ныне только окончены — теперь у Третьякова, «Витязь на распутье» (надпись на камне найдена по Вашему указанию — помните ли?). Я всегда был убежден, что в жанровых и исторических картинах, статуях и вообще в каком бы то ни было произведении искусства — образа, звука, слова — в сказках, песне, былине, драме и проч. сказывается весь цельный облик народа, внутренний и внешний, — с прошлым и настоящим, а может быть, и будущим. Только больной и плохой человек не помнит и но ценит своего детства и юности... Плох тот народ, который не помнит, не ценит и не любит своей истории!
          Что я читал? Что я видел, зарисовывал? С кем говорил? Едва ли отвечу удовлетворительно — много забыто. Самую первую помощь оказали издания Прохорова-Солнцева6. И, может, еще что... Сильное впечатление оставили чтения былин на вечерах Репина7. Читал некто Ив. Тимофеевич Савенков — тогда студент, — сам потом их читал... Разговоры, конечно, бывали и многие и горячие, но чтобы особенно кто-либо выделялся учительно для меня — я не помню и даже теперь грущу об этом... В искусстве много тепла и света внесли разговоры с П. П. Чистяковым. Тепло и возвышенно помню Мстислава Прахова8. С товарищами споров было, конечно, без конца тоже.
          Решительный и сознательный переход из жанра совершился в Москве Златоглавой, конечно. Когда я приехал в Москву, то почувствовал, что приехал домой и больше ехать уже некуда — Кремль, Василий Блаженный заставляли чуть не плакать, до такой степени все ото веяло на душу родным, незабвенным.
          Встреча и знакомство с Мамонтовыми в Москве придали еще более атмосферы для того, чем жилось и дышалось в Москве. Я для Мамонт[ова] написал «Ковер-самолет», «Три подземных царевны», «Битва скифов», «Витязь на распутье» и еще многое. Для него же (Мамонтова) нарисовал «Снегурочку» в декорациях и костюмах. В первый раз проснулся во мне орнаментщик тоже у них в имении, в Абрамцеве, — когда мы строили там церковь с Поленовым, где участвовал также и Репин и даже Антокольский (барельеф головы Иоанна Крест[ителя] из камня). Впервые там почувствовал сладость архитектурного творчества. В Абрамцеве ихнем (прежде имение Аксаковых — бывал там даже Гоголь)9 есть мастерская, строенная Гартманом10, баня — Ропета11, словом, это уголок, где художник чувствует себя не меж чужими. Скажу, впрочем, откровенно: архитектура Гартмана и Ропета меня не удовлетворяла — я был увлечен Кремлем и московскими церквами, впоследствии — ярославскими и ростовскими.
          Ну, вот что отчасти действовало на меня извне.
          Шварца12 я люблю и уважаю и ценю, хоть он все-таки предшественник Сурикова, в котором явилась уже глубина и красота даже — Русского образа. Вечер у Антокольского мне памятен13, но подробности спора Вашего с Семирадским — не помню. Кажется, вопрос шел о реализме (Вы) и идеализме (Семирадский) в искусстве. Наш вечер был шумен и увлекателен. Не па этом ли вечере была получена печальная весть о смерти Серова14? Или это — тоже у Антокольского — но при Майкове15? Забыл уже я.
          По поводу Гейнса16. Отношения наши были прекрасны и дружны. Часто по делу бывали вместе у Гейнса. Дело расстроилось по желанию Верещагина17, кажется. Где теперь рисунки? Не знаю. Очень может быть, что у Гашета. Относительно Гейнса совесть моя не совсем чиста. В счет работы, прерванной Верещагиным, было забрано мною у Гейнса 250 р. (так как работа шла беспрерывно, то после перерыва Верещагиным деньги эти остались за мной. Вы мне сделали бы великое одолжение, если бы смогли указать: кому и куда я могу уплатить свой долг Гейнсу (он, кажется, покойный?).
          С Праховым Адр[ианом] я познакомился очень давно — в Академии у Репина. Знакомство наше не прекращалось до самого Владимирского собора — без него, конечно, я не был бы приглашен во Владимирский собор. Его энергии собор обязан тем, что он есть. Вот все, что я мог написать Вам — это для Вас, конечно, мало, но, увы, вопреки Вашему лестному мнению о моем «пере», как видите, я плохой писатель. Хотя, правду сказать, при моей каждодневной напряженной работе писать пером некогда — очень устаю.
          Не осудите, дорогой Владимир Васильевич, чем богат — тем и рад.

Уважающий и преданный Вам В. Васнецов.


1В. В. Стасов просил у В. М. Васнецова дать ему некоторые биографические сведения о себе для подготовки статьи, посвященной 50-летию В. М. Васнецова.
2В. М. Васнецов. «Витязь на коне» (1870, бум., акв., ГТГ), повторение пером (1878, бум., сепия, перо, ГТГ) для альбома «Рисунки русских художников» (М., 1880).
3Иллюстрация Васнецова к сказке «Жар-птица» воспроизведена в журнале «Всемирная иллюстрация», 1869, № 43, с. 264—265, то же — в альбоме «Русские народные сказки и былины» (Спб., 1875).
4См. примеч., ч. I, 1872, № 1.
5В. М. Васнецов «Княжеская иконописная мастерская» (академическая программа; эскиз, 1870, бум., гр. кар., ГРМ).
6Василий Александрович Прохоров (1818—1882) — историк и археолог, преподаватель истории искусств в Академии художеств, хранитель музея церковно-христианских древностей и русского быта при Академии художеств. Издавал ежемесячный журнал «Христианские древности и археология» (1863—1877) с приложением «Русские древности» (1871—1876). Федор Григорьевич Солнцев (1801—1892) — художник и археолог, издавал «Древности Российского государства» (1846—1854). 18 Речь идет о вечерах у И. Е. Репина в Петербурге в конце 60-х — начале 70-х гг.
7В личной библиотеке Васнецова, в его Доме-музее в Москве, сохранилось издание «Былины» (Спб., 1911 г.) и сборник «Русские народные былины» в 2-х частях (Спб., 1883 г.).
8Мстислав Викторович Прахов (1840—1879) — профессор Дерптского университета, филолог, философ, историк и поэт.
9Усадьба Абрамцево с 1844 по 1870 г. принадлежала писателю С. Т. Аксакову, где у пего бывали И. С. Тургенев и Н. В. Гоголь. Аксаков написал в Абрамцеве «Детские годы Багрова внука» и «Семейную хронику».
10-11Виктор Александрович Гартман (1834—1873) и Иван Павлович Ропет (псевдоним Петрова Ивана Николаевича, 1845—1908) — архитекторы, увлекались возрождением древнерусского деревянного зодчества.
12Вячеслав Григорьевич Шварц (1838—1869) — исторический живописец реалистического направления, создал картины: «Иван Грозный у тела убитого им сына» (1864, ГТГ), «Патриарх Никон в Новом Иерусалиме» (1867, ГТГ), «Русский посол при дворе римского императора» (1866, ГТГ) и др.
13На этом вечере у Антокольского в 1869 г. Стасов познакомился с Васнецовым.
14Речь идет о смерти Александра Николаевича Серова (1820—1871) — композитор, отец В. А. Серова. В 1887 г. Васнецов исполнил эскиз костюма Перуна (языческого бога) к опере А. Н. Серова «Рогнеда» (бум., кар., акв., зол., ДМВ).
15Аполлон Николаевич Майков (1821—1897) — поэт.
16Александр Константинович Гейнc (1834—1893) — генерал-лейтенант, член Русского географического общества.
17В 1875 г. Васнецов по указанию А. К. Гейнса должен был нарисовать на дереве (для гравюры) этюды живописца Василия Васильевича Верещагина (1842—1904) из Ташкентской коллекции. Гейнс взялся писать текст к изданию Верещагина. Увлекшись работой, Гейнс предложил Васнецову дописать несколько сцен и картин из среднеазиатской жизни по фотоальбому. Однако Верещагин был против добавлений, поэтому рисунки Васнецова не были изданы и остались у французского издателя Л. Гашета («Охота на марала», «Марал в горах», «Общий вид киргизской степи» и др.).


Иван-царевич на Сером Волке Васнецов В.М.

Преддверие рая Васнецов В.М.

Портрет Е. А.Праховой Васнецов В.М.


1898.09.30 - В. В. Стасову.

          Многоуважаемый и дорогой Владимир Васильевич, на сколько лет Вы моложе нас! И до сих-то пор Вы не угомонитесь?! Пожалуй, я с Вами согласен — письма мои в некотором роде редкость, так как я их редко и неохотно...

1898.10.02 - В. В. Стасову.

          Письмо Ваше, дорогой Владимир Васильевич, я своевременно получил и вчера послал ответ на него, а сегодня опять получаю Ваше новое письмо, на которое тотчас же и отвечаю. На некоторые из Ваших вопросов уже...

1898.10.02-07 - В. В. Стасову.

          Глубокоуважаемый и дорогой Владимир Васильевич, я тоже не воображал, чтобы за такое короткое время я мог написать столько писем — отродясь этого не бывало. На этот раз я принужден окончательно Вас разогорчить. Я очень, очень прошу...





Перепечатка и использование материалов допускается с условием размещения ссылки Васнецов Виктор Михайлович. Сайт художника.