Виктор Михайлович Васнецов 1848-1926 Виктор Михайлович Васнецов
1848-1926

   
Главная > О творчестве


1899 - В. В. Стасов. Нищие духом.

[…].
Они затеяли декадентский журнал издавать и, в виде программы, заблаговременно объявляли в печати: «Мы (русские) представляемся в Европе чем-то устаревшим и заснувшим на отживших преданиях», «наши художественные произведения, несмотря на талант,  совершенно игнорируются тамошней критикой и публикой, считаются vieux jeu чем-то вроде надоевшей итальянской арии».
Вместо того, чтобы смеяться на такие несообразные глупости, у нас нашлись люди, которые перепугались «страшных» слов, пришли в ужас от боязни попасть впросак, попасть не в такт, что-то исповедывать «вопреки Европе», наперекор тому, что в хороших местах, у бар, делается. […].
[…]. Все высказываемое тут декадентами – только фальшь, ложь. Никогда Европа не считала русского искусства устаревшим и заснувшим, а напротив, всегда считала и считает его молодым, лишь недавно вступившим и имеющим впереди великое будущее. […]. Если взять одних только Репина, Верещагина и Антокольского, то список всего о них написанного и с них нарисованного не только в Европе, но и в Америке – огромен. Бесчисленное множество раз их сравнивали с западными художниками и нередко ставили их не только с теми наравне, но еще даже иногда и выше. Все это факты, всем у нас известные, - и вдруг декаденты имеют наглость печатно уверять, что наших художников игнорируют на Западе, находят их произведения устаревшими, совершенно их игнорируют!
Какова дерзость!
Конечно, русские художественные создания должны быть противны, враждебны иностранным декадентам столько же, как и нашим – декаденты везде декаденты, у них везде умы, понятия и вкусы одинаковы, но ведь для этого народа закон не писан, и они могут объявлять восклицать и говорить, что им угодно – на других они влияния иметь не могут. […].
Разве у нас, в России, выдуманы слова «декадент», «декадентство»? Никогда. Они придуманы на Западе, и их назначение – клеймить ту секту, которая большинству людей противна, гадка и невыносима, как безобразие, как насилование природы, как искажение ее, как поклонение тому, что безумно по содержанию и бестолково по форме. […].
Но во Франции безумия литературные вызвали и безумия художественные. Все, чем щеголяли декаденты литературные, тем стали щеголять тотчас и декаденты художественные. […]. Содержания никакого для художества не надо, а должно довольствоваться только тем, что ни взбредет в голову каждому отдельному художнику. Если это «новое» будет нелепо, темно, непонятно, безобразно, тем лучше. Таково именно и должно быть настоящее художество. Никакого смысла у него не спрашивай. Чем бестолковее, чем глупее, тем лучше! Чем несообразнее форма, чем более наперекор природе, действительности, чем невозможнее, безумнее и крикливее – тем более заслуга художника. […].
Но вся эта неимоверная чепуха и безобразие приходились по вкусу только тем их публики, кто также и сам был декадент в мозгу и во вкусе своем. […].
Даже такой вообще умеренный и осторожный, такой сдержанный, juste milieu между художественными писателями и критиками, как Мутер, с изрядным негодованием и оживлением говорит про психопатство, бестолковость, безобразие, истеричность, гнилятину и нелепую вычурность гг. декадентов. […].
Декадентский журнал даже так расхрабрился, что обещает переворотить у нас все вверх дном. Пока еще журнал не успел появиться, они хвастались печатно, что он «должен совершить переворот в нашем художественном мире, так же как и в публике». Прекрасный переворот! Напялит нам отношенное в других местах отрепье!
Там, по крайней мере, это была своя собственная болезнь, а у нас даже и не своя, а взятая напрокат у других. […].
Обыкновенно как сами декаденты (в том числе и наши), так и их защитники указывают с особенным торжеством на то, что у них всегда на первом плане, всегда самое главное – всегда, всегда что-то новое, неслыханное и невиданное. Это многих уже заранее восхищает, это многих приводит в восторг, еще ничего не видавши. Да и правду сказать, что «новость» - вообще говоря, хорошее и прекрасное дело, интересное и важное, к которому нельзя не стремиться, того требует натура всякого человека. Но новость новости – рознь. […].
Наши декаденты обещались произвести «переворот». Ах, как хорошо, ах, как бесподобно! Какое счастье! Посмотрим же, посредством чего они собираются делать свой переворот. Мне кажется, об этом мы имеем уже право теперь судить, так как декадентского журнала вышло уже четыре номера (в двух выпусках). Времени и места было довольно. Что же мы видим?
В этих четырех номерах главную роль играют нелепости, безобразия и гадости.
К первым принадлежат произведения гг. Коровина и Малютина. Оба эти художника – люди с дарованием, со способностью, но, по-видимому, совершенно бесхарактерные и способные делать, что им ни велят, что им ни закажут. И у того, и у другого мы видали очень хорошие вещи, когда они работают по собственной охоте, по собственному внушению. Это особенно декорации, и еще особеннее – изображения древних и старинных русских построек, каменных и деревянных, снаружи и внутри. Оба проявили в этом роде много живописного, характерного, своеобразного, в самом деле национально-русского. […]. Но когда им велят делать (или, может быть, они сами вздумают), сочинять что-то в «декадентском вкусе» - они становятся ужасны. […].
[…]. Самого уже Васнецова, этого столько значительного, во множестве отношений, художника, редакция ухитрилась представить, во многих рисунках, с очень невыгодной стороны. Конечно, на первой же странице издания она поместила превосходную новейшую его картину «Богатыри» из Третьяковской галереи, но тут же рядом сколько вещей посредственных, иногда даже слабых: например, изображение св. Прокопия Устюжского (кажется, уже почти всеми, в один голос, считается это изображение карикатурным), «Битва скифов», этюд мужской фигуры с вытянутыми вверх руками, этюд схимника, рисунок блюда в каком-то совершенно условном стиле и т. д. Какая во всех этих выборах проявляется неумелость, непонятливость и отсутствие вкуса у редактора: можно только безмерно удивляться.
[…]. Когда-нибудь в другой раз (может быть, по поводу следующего выпуска) я опять ворочусь ко всем этим ужасам и нелепостям. Теперь хочу отдохнуть от невыносимой, мучительной скуки и тоски, вроде зубной боли.
Поговорю тогда про всех этих убогих Верескиольдов, Гюставов Моро, Пювис де Шаваней, Бредслеев, Берн-Джонсов и других […], поговорю также и про хорошие (впрочем, очень немногие) стороны журнала, те, что недекадентские, каковы, например, многие вещи Васнецова, Левитана, дом Игумнова, - а теперь приведу, на прощанье, всего несколько строк текста, чтобы показать, что такое дает нам декадентский журнал, кроме таких картин и картинок, о которых я говорил.
В первой тетради можно было прочитать такие рацеи: «Идеи, конечно, должны зарождаться в зрителе при виде творения искусства, но они не должны быть богохульно втиснуты в него творцом. Творец должен любить лишь красоту, и лишь с нею вести беседу во время нежного, таинственного проявления своей божественной природы».
Неужели не ужасна вся эта бездарная тарабарщина декадентства? Неужели и взаправду на такую чепуху и вздор нам надо менять прежнее искусство, здоровое, верное природе жизни, правдивое, глубокое, искреннее? Это равнялось бы повальному отправлению всего света в сумасшедший дом, в дом дурачества.
Но довольно. Непримиримая вражда – этому негодному декадентству со стороны всякого здорового, еще не искривленного в мозгу человека!
Это все какие-то темные совы, нищие духом, купающиеся во мраке и упивающиеся непроходимой чепухой.
Ах, если бы все тут рисованное и писанное было по крайней мере свое, а то даже и этого утешения нет!

(Публикуется по:
В. В. Стасов. Избранные сочинения в трех томах.
Живопись, скульптура, музыка. Искусство. М., 1952. Т. 3.
Нищие духом. С. 232-238.
Впервые опубликована в 1899 году в «Новостях и биржевой газете». 5 января. №5.)


Битва скифов со славянами Васнецов В.М.

Богатыри Васнецов В.М.

В.М. Васнецов на веранде своего дома с женой и детьми Владимиром, Михаилом, Алексеем и Татьяной. 1897 г.


1899 - Р. Изгой. Выставка картин В. М. Васнецова

Сегодня открылась в залах Академии художеств выставка картин Виктора Михайловича Васнецова.
Получив вместо обычного каталога совсем особый — в виде развернутого свитка,— входишь в зал; несмотря на будничный день и утреннее время, публики уже довольно. И на общей физиономии зала, и на самих зрителях чувствуется нечто особенное: в ближней части еще слышатся разговоры, но чем дальше, тем тише говор, шаги становятся все осторожнее и надолго замолкают в противоположном конце у Екатерининского зала. Там что-то такое, что заставляет всех замолчать, идти чуть не на цыпочках и держаться ближе к стенке.

1899 - С. П. Дягилев. К выставке В. М. Васнецова

Как со временем будут выделять и сопоставлять типичные для настоящего времени имена Левитана, Нестерова и Серова, так и теперь в нашем представлении тесно объединились крупные имена Сурикова, Репина и Васнецова. Это та группа, которая определила течение всей современной русской живописи.

1926 - И. Грабарь. В.М. Васнецов (очерк).

23 июля умер Виктор Васнецов, один из крупнейших и прославленнейших мастеров русской школы живописи. Его творчество, как все значительные явления, долгое время не получало признания, когда же оно было наконец оценено, вокруг имени Васнецова возгорелись небывало горячие споры: одни превозносили его до небес, другие отказывали ему во всяком значении...






Перепечатка и использование материалов допускается с условием размещения ссылки Васнецов Виктор Михайлович. Сайт художника.