Виктор Михайлович Васнецов 1848-1926 Виктор Михайлович Васнецов
1848-1926

   
Главная > Переписка > Письма В.М. Васнецова


1877.05.04 - И.Н.Крамскому.

          И.Н.Крамскому.

Париж, 4 мая 1877 г.

          Иван Николаевич, сейчас получил письмо Ваше и по свойственной мне аккуратности, сейчас же отвечаю. Салон открыт, и каждый день почти я устаю там до последней степени. Картин с акварелями и рис[унками] более 3000 и странно!—интересных вещей по количеству меньше, чем в прошлом годе, хотя по качествам есть лучше. Лучшая картина — Невиля, перестрелки — из вагонов на Железной дороге стреляют французы, а из ближайшего дома пушки — пропасть жизни, по живописи они светлее «Пленных» — толпа. Детайль — проходящим пленным пруссакам французы, на лошадях, умно расставленных, отдают честь (какая тонкость воображения и вежливость какая), может быть, исправнее Невиля в рисунке, но тупые и безжизненные — толпа.
           Лоранса1 — смерть какого-то генерала: сочинено просто и недурно величиной — лица murra — толпа. Бонна — портрет Тьера хорош — рельефен, похож и просто взят — лицо только жестко и не тонко рисовано (я знаю, как Вы относитесь к моим критикам рисунка! — Soit) — черный сюртук по тону — совершенство — я первую вещь его вижу такую хорошую — толпа. Огюст-Дюран2 и просто плох. Мейссонье «Портрет Дюма» <...> —рисовано, как рисует Мейссонье — и тона его же — фигура длинна (я видел Дюма в натуре). Сходство не достаточно. Если бы не Мейссонье, то, вероятно, такой толпы не было бы около этого портрета. Фирмен Жирар3 — медведь пляшет на улице и кругом толпа. Достоинства и недостатки те же, что и в прошлом годе, только еще жестче и тяжелее написано — особенно дома, которые совсем убивают толпу своими коричневыми пятнушками,— вещь хорошая — есть толпа. Хельмонского знаете: около корчмы пляшут —чернее прошлогодней-то сцена, живее и связнее — бывает и толпа.
           Ну и еще что? Много вещей, кусками написанных и рисованных. Много имен — есть Бретон — женщина со снопами на голове — коричневая и неважная. Альма Тадема4 — маленькая вещь — выход должно быть какого-то консула Римского — мраморы старые — хорошо написаны и вся картина вкусное пятно — оно хорошо! Толпы потому нет, что рядом «Тьер» Бонна.
           Масса холстов громадных и часто смешных — французы поклоняются и почитают. Масса пейзажей, поразительных нет, хороших - есть, но немного, и масса скверных. Пропасть жанров испанских, французских в шелковых костюмах, арабских и проч. и почти ничего из обыкновенной французской жизни.
           Вначале не соберешься. Фортунисты просто надоели. Есть боннисты, невилисты, детайлисты, ниттишоты5, добиньисты6 и пр. Да, есть Добиньи неподдельный, вроде, что у Боголюбова — но не ахти! Есть Мункачи, Брандт7 — вкусный, как шоколадный конфект,— и много-много знаменитостей, которых и не упомнишь. О низах, девицах и сладких классических жанрах и не говорю — до объеденья! От натюрмортов желудок болит! От тазов и котлов медных шум в ушах! И из всего этого лично доставляет удовольствие искреннее и непосредственное только Невиля картина, пожалуй, «Тьер», да один этюд «Крестьянин» в натуру, на мой взгляд, с сильными жизненными достоинствами, хотя и груб — Вам он, пожалуй, и не понравился бы. По подробном рассмотрении салона, конечно, и еще кой-что найдется.
           Теперь о нас и обо мне.
           Харламова «Головка», Вы знаете, достойна Европы. Леман8 учкварил портрет дамы в атласном белом платье, и атлас белый написан, ей-богу, лучше Дюрана — совсем хорошо,— даже голова, по-моему, лучше, хотя... О Доливо <...> Татищеве молчу. Дмитриев написал полустанок на железной дороге — бабы несут и торопятся продавать разный продукт нам, т. е. Боголюбову, Татищеву, Беггрову9, Ковалевскому и др. Мне какая-то дура девка даже морковь предлагает — ей-богу, никогда не ем моркови сырой — хорошо... но кто его знает? Ковалевского «Перевозка жернова» принята в 48 1-го разряда, а повешена на самом верху и при своих маленьких размерах совсем потеряна, а он [а] и интересна именно своим рисунком, который все художники в жюри заметили. Мейссонье и Невиль обещали после перевесить, да видно забыли. Просто досадно! Ну, не подлецы? А преинтересна, знаете, была сцена моего познакомления с де Невилем чрез Боголюбова. Картина! Вы бы заплакали от умиления, если бы видели. Представьте только: одному страсть как хочется познакомить, другому страсть как не хочется знакомиться, а третьему страсть как хочется провалиться сквозь землю! Отпускаются узаконенные фразы, поправляется, якобы для изображения поклона шляпа, глаза прыгают по посторонним предметам — фигура в профиль, рука не подается — я тоже не осмеливаюсь. Да вообразите при этом мою бесконечную фигуру трагическую с повязанной щекой (черная повязка мне к лицу), и картина закончена — нечто вроде исторического жанра. И Вас я думаю разнежить!
           Представьте себе — у моих картин толпы нет и в обморок никто не падает. Появляются средка фигуры в профиль и в пол-оборота к картине. Отчего это? Я объясняю тем, что высоко повешены во 1-х, а публика любит смотреть только первый ряд. Потом она добросовестна и смотрит залы в порядке алфавитном; по каталогу моя буква W в конце — ну она и устанет — кроме того, что такое публика? — толпа! — где же ей понять! Не правда ли, ведь это настоящие причины того, что никакая шельма... Пожалуй, Вы скажете, что есть и другие причины равнодушия этой толпы. Да я-то не хочу этого знать! А то, пожалуй, будешь думать, думать... и додумаешься до чертовщины! Жаль, что Вы не приедете, но зато я к Вам скоро приеду. Денег вот только нет. Куинджи мне писал, что моя «Картинная лавочка» за 400 р. продалась10, и если деньги получены или могут быть получены, то нельзя ли мне сейчас же выслать руб[лей] 150 с переводом на какой-либо банк — без этого я не могу ехать11. Куинджи если уплатили, то из этих 400 и себе возьмите. Если можно выслать, то сейчас же по получении письма и распорядитесь высылкой — спасете от лишнего пребывания в Париже! Офортов не делаю — не могу!
           До свидания.

           Ваш. W. Wasnetzof.

(Публикуется по:
Виктор Михайлович Васнецов:
Письма. Дневники. Воспоминания. Суждения современников/
Сост., вступ. ст. и примеч. Н.А. Ярославцевой. –
М.: Искусство, 1987. – 496 с., [24] л. ил., 1 л. портр. –
(Мир художника). – С. 49-51.)


1Жан-Поль Лоранс (1838—1921) — французский исторический живописец, гравер, художник в области декоративной живописи.
2Шарль-Огюст-Эмиль-Каролюс Дюран (1838—1917) — французский исторический живописец, портретист и жанрист.
3Франсуа-Фирмен Жирар (1838—1921) — французский художник-жанрист и исторический живописец.
4Лоуренс Альма-Тадема (1836—1912) — живописец, уроженец Голландии, жил и работал в Англии, писал картины на темы из античной жизни.
5Джузеппе Ниттис (1846—1884) — итальянский живописец, работавший с 1868 г. во Франции, пейзажист, гравер.
6Шарль-Франсуа Добиньи (1817—1878) — французский живописец-пейзажист.
7Юзеф Брандт (1841—1915) — польский художник.
8Юрий Яковлевич Леман (1834—1901) — живописец, член ТПХВ.
9Александр Карлович Беггров (1841—1914) — живописец-маринист, член ТПХВ.
10Картину Васнецова «Книжная лавочка» (1876, х., м., ГТГ) приобрел в марте 1876 г. П. М. Третьяков, а в мае 1876 г. он обменял ее на картину Васнецова «С квартиры на квартиру» (1876, х., м., ГТГ). «Книжная лавочка» в 1903 г. была приобретена в Третьяковскую галерею Советом галереи у вдовы С. Н. Голяшкина. Васнецов писал Максимову 6/18 октября 1876 г. из Парижа: «Мне передал Ив[ан] Николаевич], что Третьяков желал бы взять вместо «Лавочки книжной», которую он купил, другую картину — «С квартиры на квартиру». Если это правда, то не можешь ли ты написать Голяшкину — берет ли он «Лавочку» (СР ГРМ, ф. 18, ед. хр. 45, л. 20, не опубл.). Обе картины экспонировались на V Передвижной выставке в Петербурге. Об этой выставке художник А. Г. Горавский писал 10 апреля 1876 г. П. М. Третьякову: «Васнецов на Передвижной выставке, по-моему, тоже в первом ряду живописи, типами интересен, правдив, хотя многие говорят, что оные окарикатурены» (ОР ГТГ, ф. 1, ед. хр. 1211, не опубл.). О картине «С квартиры на квартиру» с восторгом отзывался критик журнала «Всемирная иллюстрация»: «Успев выразить так много в своей чете стариков, художник дает нам случай еще раз повторить заверения с нашей стороны в богатстве и жизненности его прекрасного таланта» («Всемирная иллюстрация», 1876 г., т. XVI, № 413, с. 402).
11В. М. Васнецов уехал из Парижа в начале мая 1877 г., 5 мая 1877 г. он писал И. Н. Крамскому: «Я искренне рад, что так скоро выезжаю из этого милого Парижа» (СР ГРМ, ф. 15, ед. хр. 9. л. 27, не опубл.).


Петербург. Здание Академии художеств.

В. М. Васнецов. Баян. 1910.

В. М. Васнецов. Царь Иван Васильевич Грозный. 1897.


1878.05.01 - И. Н. Крамскому.

          Иван Николаевич, наша выставка, вероятно, кончилась и мне хотелось бы знать: отправлены ли мои «Акробаты» в Царское село и поправлена ли рама? Не откажитесь черкануть мне об этом, если Вам известно.

1878.06.28 - И. Н. Крамскому.

          Уважаемый Иван Николаевич, выставка наша кончена 1-го июня в Москве и картины мои в целости остались — никто не купил ни одной. Дашков, которому я рисовал известные Вам портреты, уехал до конца августа, кажется, за границу. Работ других никаких. Следствие всего этого — сижу без денег и даже взаймы негде взять.

1878.08.21 - И. Н. Крамскому.

          Спешу Вас известить, добрый мой Иван Николаевич, о полу­чении мною ста руб. (100 р.) и снова Вам спасибо! Писать Вам теперь тоже много не буду. Хожу на этюды для картины, пишу портреты, да что-то не очень.






Перепечатка и использование материалов допускается с условием размещения ссылки Васнецов Виктор Михайлович. Сайт художника.