Виктор Михайлович Васнецов 1848-1926 Виктор Михайлович Васнецов
1848-1926

   
Главная > Переписка > Письма В.М. Васнецова


1893.01.01 - Речь В. М. Васнецова.

          Речь В. М. Васнецова, произнесенная на собрании мамонтовского кружка в доме С. И. Мамонтова в москве в день празднования 15-летней годовщины мамонтовских спектаклей1.

Москва, 1 января 1893 г.

           Господа, есть пословица: не красна изба углами, да красна пирогами. Изба, в которой мы теперь собрались, можно сказать, и красна углами, и красна пирогами. Да не в пирогах дело, не об них речь.
           Не о хлебе одном жив будет человек, сказано — и поистине не о хлебе. Истина, добро, красота — необходимая и существенная пища человека, без них изведется человек, сгинет! Есть счастливые люди и семьи, которым Бог указал служить какому-либо из этих животворных начал.
           Под гостеприимным кровом Саввы Ивановича и Елизаветы Григорьевны, видимо, приютился огонь служения добру и красоте. Около 15 лет, помню я, как все мы: друзья, родные и знакомые дома — собирались здесь каждое Рождество и непременно всякий раз уносили отсюда высокохудожественные и поэтические впечатления. Впечатления эти для каждого из нас незабвенны, а главное, нигде в другом месте мы их не получим — утверждать это можно смело. Кто эти родные и знакомые, жаждущие пожить художественно в этой артистической атмосфере семейного кружка? Каждый год я встречаю здесь Третьяковых, так беспримерно послуживших Русскому Искусству. Мамонтовы-Леонтьевские2, ведь так любовно относятся ко всему художественному. Сапожниковы3, практически служащие той же высшей красоте. Баташов И. Н.4 — один из самых чутких людей к истинной поэзии во всем.
           Безусловный Арцыбушев, который отдает шубу, шапку, сапоги, все — за искорку настоящего искусства. Кукины5, так радующие душу участием в здешних спектаклях. Да всех и не перечтешь. Вся молодежь этих семей деятельно участвовала в радостях нашей художественной жизни, и сколько красоты она дала нам. А сколько художников жили и живут душа в душу с этой семьей! Репин вот и ныне не утерпел, приехал опять минутку пожить с нами; Поленов, Неврев, этот суровый старичина, Бермяту даже у нас играл6, вот как! Антокольский, Кузнецов7, Антон Серов, который, между нами будь сказано, растет художественно не по дням, а по часам — здесь в доме и рос, кажется; Врубель Михаил Ал[ександрович] , Коровин, да и опять не перечислишь. Встречал здесь Сурикова, Маковского8. Подумайте только: почтенный профессор Спиро! Каждый год старина катит сюда из Одессы! По три дня сидит голодом, под снежными заносами, и совсем замерзает, с трудом оттает, а чуть только начнет оттаивать, сейчас на сцену! И таких он нам дал хана Намыка, царя Берендея9, что и век не забыть! Да, Петр Антоныч, такого царя Берендея, боюсь, русская сцена не увидит, жаль, что и Островский10 не видел. Почти все мы, помянутые художники, с славой поработали не только кистью, но и па сцене были не последними. Поленов сколько ролей прошел — прекрасным был Децием11 с Елизаветой Григорьевной, Камоэнс12, Репин прекрасным Бермятой, Неврев — тоже! О Серове и говорить нечего: и балерина, и декоратор, Фатима, купец Измаильский, черкес и кто еще, не знаю, сегодня13.
           Калиныч14 — Врубель тоже сегодня прекрасно играл.
           Помню и почтенного профессора Поленова, пишущего декорации15: весь в белилах, саже, сурике, охре — глаз не видно, и тут же роль разучивает. С Репиным чуть не побранились о праве писать декорацию.
           Так крепко привлекает нас всех к этой семье, конечно, и ласка хозяина и хозяйки дома, но, очевидно, есть нечто и другое, и это другое — живая художественная душа их обоих и творческий талант самого Саввы Ивановича, по некоторым особенным чертам редкий, — эта художественная жилка проявляется в нем много, различно и в скульптуре, и в музыке, и, в особенности, в драматическо-поэтическом искусстве, но самая характерная его черта как человека — это способность возбуждать и создавать кругом себя энтузиазм, работая с ним немудрено взвиться и повыше облака ходячего. Это не талантливая только натура, но истинский художественный талант. В продолжение 15 лет на нашей сцене им было дано столько оригинального и даже небывалого, что любая сцена могла бы гордиться. Такая деятельность уже выходит из рамок семьи, это общественная деятельность. Ведь только не пишут и не печатают об этом, да и слава богу, что не пишут. Интимная работа в Искусстве всегда плодотворнее. Припомним веселую Каморру16 — ведь это настоящий жаркий Неаполь, хоть и берзыш и даже мошенник, но живой и певучий, эта la bella Haboy, la bella vire. Хан Haмык из Италии — то не угодно ли прямо в Татарву — так переселить может только крупный талант. И в татарье он отыскал искру оригинальнейшей поэзии. Кто забудет грустно-поэтическую песенку Черного Тюрбана: «Ты как майский луч и т. д.» А уж сам хан Намык навеки хан Намык! Да еще прибавить сюда изумительно тонкую и до редкости художественную игру Спиро! В Иосифе17-прекрасном снова перед Вами совершенно новый характер поэзии, веет чем-то древнебиблейским, поэзией детской чистоты! Недаром дети играли эту пьесу и чудно играли Саула18, к сожалению, я не видел, но читал, это опять целое законченное художественное произведение (Сергея Саввича Мамонтова совместно с Саввой Ив[ановичем]). Первое, что я здесь видел, было «Два мира»19. Поразила меня художественная целостность общего. Поставлена была пьеса так, как только здесь могут ставить. Не знаю, может быть, газетный критик придрался бы к разным ненужным подробностям сценического шаблона, может быть, некоторую наклонность не пренебрегать услугами суфлера, но зато едва ли часто можно встретить и на большой сцене такую художественную целостность и такие моменты совпадения на сцене красоты и истинной поэзии — помимо, конечно, великих драмат[ургов] и великих актеров, игра которых сторицей выкупает бездарность других актеров и сухую бутафорность обстановки.
           Сказка об Алой Розе20, так оригинально рассказать и поэтически показать эту сказку на сцене! Разве можно забыть сцену в саду над умирающим чудовищем Принцем! Эта воскрешающая слезинка истинной любви, как она памятна! Исполать актрисе, да и не актрисе, а просто Сопо Мамонтовой21, племяннице дяди Саввы. А еще исполать и Поленову! Его декорации к Алой Розе — гениальные декорации, говорю это смело при таких свидетелях, как, например, Репин. Надо быть волшебником, чтобы перенести нас в эти сказочные сады и дворцы. Искорка! Эг и Ась, один из них, увы — проблестал перед нами искоркой22. Ну, теперь о Снегурочке. Создана она не нами и не Саввой Ивановичем, а бессмертным Островским, но мы знали ее так полно и глубоко, точно она стала нашей родной Снегурочкой23! Слышали мы (там наверху) жалобы Купавы, слышали и видели тоску о любви милой и бедной Снегурочки. Лель-красавец (даже два) нам песенки пел. Вакула-бобыль о сладкой браге тосковал, а бобылиха о кике24 рогатой бредила, да не простой кике, а с окатным жемчугом! А премудрый светлый царь Берендей нашим царством правил, и славный Бермята ему подъеркивал. А бояре да дворяне, посадские люди, торговые гости царю радовались, а гусляры царство славили! И весна-красна три раза спускалась к нам на землю! Да — что греха таить — и Дед Мороз на свою долю побурлил и пображничал. Да, веселые то были зимы, Берендей, не забудете Вы их! Много перечувствовано, много пережито в этих стенах! Вот перед нами вся эта юная прелесть росла, на наших глазах и уже выросла, и за ними и еще маленькие забутонивающиеся души. Дай Господи, чтобы все высокое, чем мы были живы, возрасталось в их душах и дало бы плоды добра и красоты. Светлым созвездием горит эта звезда на небосклоне житейской суеты и жестоко необходимой прозы! Ярко и мятежно горит звезда главы семьи, тихо, лучисто и тепло светит его спутница, а кругом созвездие милых детей. Скатилась одна... Ну, она там с ангелами! Да будет счастлива и благословенна та семья, ведь светлой музе чистого искусства есть уголок преклонить свою прекрасную многострадальную славу! Выпьем с благодарностью и радостью за здоровье наших дорогих и родных Савву Ивановича и Елизавету Григорьевну с их чады и домочадцы на многая, многая лета!


1Мамонтовские спектакли начались в 1878 г. с «живых картин», поставленных В. Д. Поленовым и А. В. Праховым под Новый год (31 декабря 1878 г.) в московском доме Мамонтовых. Поленов повторил здесь свои парижские постановки боголюбовского кружка: «Демон и Примечания 385 Тамара», «Русалка», «Апофеоз искусства)). А. В. Прахов поставил живую картину «Юдифь и Олоферн» (Олоферна изображал К. С. Станиславский). Мамонтовские домашние спектакли продолжались до 1897 г. Работа мамонтовского художественного кружка описана в издании «Хроника нашего художественного кружка» (М., 1894 г., изд. С. И. Мамонтова), где помещены пьесы С. И. Мамонтова и С. С. Мамонтова, костюмы и декорации В. Д. Поленова, В. М. Васнецова, М. А. Врубеля, B. А, Серова. Альбом был издан к 15-летию кружка.
2Мамонтовы-Леонтьевские — семья Анатолия Ивановича Мамонтова, которая жила в Леонтьевском переулке в Москве.
3Владимир Григорьевич Сапожников (1843—1916) — брат Е. Г. Мамонтовой, фабрикант. Его жена — Елизавета Васильевна Сапожникова (Якунчикова, 1856—1937) — старшая сестра Н. В. Поленовой.
4Иван Николаевич Баташов — крупный русский рудопромышленник и заводчик.
5Кукины: Николай Семенович — директор фабрики Сапожниковых в Москве, его жена — Авдотья Александровна — талантливая актриса, исполнительница бытовых ролей.
6Н. В. Неврев был самый старший по возрасту из членов мамонтовского кружка и называл себя в шутку «Стариком». Он исполнял роль Бермяты в пьесе-сказке А. Н. Островского «Снегурочка».
7Николай Дмитриевич Кузнецов (1850—1930) — живописец-жанрист и портретист, член ТПХВ, один из основателей «Южнорусского союза художников», с 1900 г. — академик, профессор — руководитель Высшего художественного училища.
8Владимир Егорович Маковский (1846—1920) — живописец-жанрист.
9-10П. А. Спиро исполнял роль царя Берендея в пьесе Александра Николаевича Островского (1823—1886) «Снегурочка» и роль хана Намыка в комедии С. И. Мамонтова «Черный тюрбан». В. М. Васнецов исполнил эскиз афиши к спектаклю «Черный тюрбан» (1884, бум., кар., тушь, акв,, зол., МА). В пьесе названы многие художники, члены абрамцевского кружка, а в образе хана Намыка Мамонтов изобразил самого себя: «Мечеть была чтоб образцова./Взять живописца Васнецова./ Мой бюст чтоб был великолепен,/Илья его Вам слепит Репин./Для пейзажа, так и быть,/Илью другого не забыть./Передвижных взять лучших членов,/Чтоб непременно был Поленов./ Для исторического рева/Взять почтенного Неврева./Слова чувствительные эти/Попомните, Намыка дети!» (цитируется по архиву ДМВ, № 2072(9).
11В постановке пьесы А. Н. Майкова «Два мира» на домашней сцене C. И. Мамонтова роль Деция (римского патриция) играл В. Д. Поленов, а Е. Г. Мамонтова — роль христианки Аиды.
12«Камоэнс» — пьеса В. А. Жуковского, шла в Абрамцеве в 1882 г. в декорациях и постановке В. Д. Поленова. Он же играл главную роль умирающего поэта Португалии — Камоэнса, автора «Лузиады».
13В. А. Серов отличался как актер-комик. В пьесе С. И. Мамонтова «Черный тюрбан», поставленной в 1884 г. в Абрамцеве, а в 1887 г. — в Москве, он играл комическую роль муллы Абдерасула, танцующего перед ханом в чадре красавицы Фатимы. Он же делал декорации к этой пьесе вместе с И. С. Остроуховым. В. А. Серов исполнял также роль купца Израильтянского (еврейского торговца) в шараде «Самсон» и черкеса в пьесе С. И. Мамонтова «На Кавказ».
14М. А. Врубель играл роль режиссера Хайлова-Раструбина (Калиныча) в комедии С. И. Мамонтова «Около искусства», поставленной к празднованию 15-летия кружка.
15В. Д. Поленовым были написаны декорации к «Алой розе», «Иосифу», «Каморре», «На Кавказ» С. И. Мамонтова, «Двум мирам» А. Н. Майкова, «Камоэнсу» В. А. Жуковского, «Фаусту» Ш. Гуно.
16Пьеса С. И. Мамонтова «Каморра» представляла собой веселую комедию из неаполитанской жизни, она была поставлена в 1881 г., в ней Поленов играл роль Джеронимо, а дебютировавший Репин — русского путешественника.
17Пьеса «Иосиф» была написана С. И. Мамонтовым на мотивы библейской легенды об Иосифе, проданном братьями в Египет.
18Пьеса С. И. Мамонтова «Царь Саул» шла с декорациями М. А. Врубеля.
19Трагедию А. Н. Майкова «Два мира» в мамонтовском кружке поставили 29 декабря 1879 г.
20«Алая роза» — пьеса-сказка С. И. Мамонтова по сюжету сказки «Аленький цветочек», первый раз была поставлена в 1883 г. как драма, в 1884 г. как опера с музыкой Н. С. Кроткова. В. М. Васнецов принимал участие в создании декораций к «Алой розе» («Внутренность замка» — эскиз, бум., акв., местонахождение неизвестно) и исполнил эскиз афиши (1883, бум., акв., Государственный центральный театральный музей им. А. А. Бахрушина).
21Софья Федоровна Мамонтова (1866—1920, в замужестве Тучкова) — племянница С. И. Мамонтова, исполняла главную роль в пьесе «Алая роза».
22Искорка, Эг и Ась — фантастические персонажи сказки «Алая роза». Искорку играл сын С. И. Мамонтова, Андрей, умерший в юном возрасте.
23«Снегурочка» Островского была впервые поставлена на мамонтовской домашней сцене 6 января 1882 г. Эскизы и декорации к ней исполнил В. М. Васнецов — это была его первая работа для театра. Эскизы Васнецова к домашнему спектаклю «Снегурочка» хранятся в Государственном историко-художественном и литературном музее-заповеднике «Абрамцево»: «Пролог», «Палаты царя Берендея», «Ярилина долина», «Улица слободки Берендеевки», «Дед Мороз», «Мизгирь», «Царь Берендей», «Лель», «Купава», «Бобыль», «Бобылиха» и др. (см.: Н. Моргунов, Н, Моргунова-Рудницкая. Виктор Михайлович Васнецов. Жизнь и творчество. М., 1962, с. 420—421). Оформленная Васнецовым постановка «Снегурочки» явилась одним из ярких художественных событий того времени. В 1885 году В. М. Васнецов исполнил декорации и костюмы для оперы «Снегурочка», которая шла в Частной опере С. И. Мамонтова. Восемнадцатого января 1893 г. В. Д. Поленов писал Н. В. Поленовой: «Вчера Виктор передал мне все свои рисунки к «Снегурочке». Что за дивная вещь «Певцы»! Мы все под этим высоким настроением. Головин как в чаду ходит» (Е. В. Сахарова. В. Д. Поленов. Хроника, с. 487). Постановка «Снегурочки» повторялась на домашней сцене Мамонтовых 29 декабря 1883 г., 3 января 1886 г. и 6 января 1897 г.
24Кика — женский головной убор в Древней Руси.


В.М. Васнецов с внуком Витей.

35. В.М. Васнецов среди членов абрамцевского кружка. Рядом с ним: К.Д. Арцыбушев, А.С. Мамонтова, Т.В. Васнецова, И.К. Кукин, П.А. Спиро, В.С. Мамонтов.

В.М. Васнецов на лесах Владимирского собора. 1887 г.


1893.01.23 - А. В. Васнецовой и детям.

          <...> Был в пятницу на репетиции концерта, где будут играться и Иванова вещи — ничего одна его пьеса — «Испанский танец» — очень недурна, по крайней мере музыкальна. Вот нервный человек — я...

1893.01.29 - А. В. Васнецовой.

          <...> «Страшный суд» нравится всем — начнут его рисовать углем на стене — на следующей неделе — на масленой. Ухожу на работу в половине 9-го до 12, потом с 3-х до 5. Более нельзя еще работать — темно. Устаю к вечеру очень. Жизнь тянется...

1893.02.02 - А. В. Васнецовой.

          <...> Вчера был вечером у Штакен-Шнейдеров — с Мацневой условились, так как Шт[акен]-Шнейдеры давно желали меня видеть, да и, правду сказать, они люди добрые — жена его, Софья Ивановна, совсем хороший...





Перепечатка и использование материалов допускается с условием размещения ссылки Васнецов Виктор Михайлович. Сайт художника.