Виктор Михайлович Васнецов 1848-1926 Виктор Михайлович Васнецов
1848-1926

   
Главная > О творчестве


1898 - В. В. Стасов. Царь Берендей и его палата

1898 г.

Чудные у нас иногда дела творятся. Люди смотрят — и не видят, слушают — и не слышат! Да ведь чего иногда не видят, чего не слышат — вещей самых необыкновенных, самых изумительных, самых талантливых, на которых, казалось бы, ничьей радости, ничьего восхищения, ничьего любования не должно было бы достаточно хватать.
В настоящую минуту я хочу указать только на один такой пример — и именно, как долго вся Москва, все московские люди остаются слепы и глухи к таким проявлениям, великолепным проявлениям таланта и художеств, о которых, пожалуй, впору и камням закричать, коль скоро люди молчат.
Есть теперь в Москве — и изрядно давно там живет — один талантливый человек, художник крупный, который, кроме своего прямого дела, картин и фресок, иной раз возьмет да сотворит вдруг что-то как будто вовсе и не принадлежащее к рамкам и задачам его деятельности, но что-то поистине значительное, великое, высокое. Что ж, казалось бы, все должны прийти в восторг и восхищение от его чудного дела, поднять его на щиты. Ничуть не бывало. Все ходят, шевелят глазами и губами, что-то жуют, бормочут себе в бороду, но на том все и кончилось. Ни отзвука радости, ни восклицания сочувствия, ни горячей передачи другим, кому только можно, светлого и обрадованного чувства. И ежедневная жизнь продолжает переливаться мирно, кротко, невозмутимо, как будто ничего нового, необыкновенного не сотворилось перед глазами всех, как будто ничего дорогого, неожиданного не прибавилось в общую казну.
Это я говорю по поводу Васнецова и его изумительных декораций и костюмов для «Снегурочки» Островского и Римского-Корсакова.
У нас в последние 35—40 лет много было даровитых художников, декораторов и костюмеров, которые своими «иллюстрациями» на театральной сцене словно в драгоценную оправу вставляли драмы и оперы наших значительных драматических и музыкальных талантов. Как у нас были поставлены на сцене «Борис Годунов» Пушкина, «Смерть Ивана Грозного» А. Толстого, «Руслан» и «Жизнь за царя» Глинки, «Рогнеда» и «Юдифь» Серова, оперы Римского-Корсакова, Бородина, Мусоргского и других — все это факты, которые навсегда останутся крупными и значительными в истории русского искусства. И природное дарование, и серьезная наука, и глубокое изучение, и глубокое чувство живописности и красоты, знание народного быта, склада и жизненных форм соединились для того, чтобы дать на сцене блестящие, ярко сияющие результаты.
Но все эти прекрасные, чудесные, отрадные результаты, способные возвеличивать нашу справедливую гордость, сильно меркнут в сравнении с двумя созданиями этого рода, явившимися на свет — одно в начале 70-х, другое в середине 80-х годов.
Первое из этих созданий — постановка «Руслана» с декорациями и костюмами покойного Гартмана в 1871 году; второе — постановка «Снегурочки» с декорациями и костюмами здравствующего (по счастью) и в полной силе В. М. Васнецова.
Про первый факт я достаточно высказывал в печати свои мнения и восторги тому уже более четверти века назад, про второй факт хочу сказать несколько слов сегодня, здесь.
Декорации и костюмы Гартмана не были еще изданы достойным образом, как того заслуживают, во всех своих красках, но, я надеюсь, редакция настоящего журнала скоро, быть может еще в нынешнем году, исполнит этот долг и даст всем русским, на всем протяжении нашего отечества, возможность судить, что такое «Руслан» Глинки в настоящей, великолепной, несравненной обстановке, приданной ему на сцене крупным творческим талантом.
Декорации же и костюмы Васнецова хотя и были уже изданы, именно в Москве в 1894 году в превосходном издании С. И. Мамонтова: «Хроника нашего художественного кружка», но все-таки еще не в красках, а только в фототипиях, костюмы же — в очень маленьких притом размерах. Мы нынче представляем читателям «Палату Берендееву» и самого «Царя Берендея», в полном, настоящем их виде, во всех красках, и со всеми чудными, изумительно талантливыми подробностями архитектуры и костюма.
Все это было сочинено Васнецовым в 1885 г. для первой постановки «Снегурочки» в Москве на театре у С. И. Мамонтова. Надо сказать, что «Снегурочка», не как опера, а только еще как весенняя сказка» Островского, была первоначально дана на домашнем театре С. И. Мамонтова еще в 1882 году, 6 января, причем сам Васнецов явился в роли Мороза, Репин — в роли боярина Бермяты, а сам хозяин, С. И. Мамонтов,— в роли царя Берендея. Но на этом представлении работы Васнецова были только декорации, а костюмы — работы В. Д. Поленова. Спустя три года, в 1885 году, при постановке оперы в широких размерах, на театре, назначенном уже для всей московской публики, Васнецов сочинил все костюмы и декорации — в том числе «Палату Берендееву». Это — истинные chef-d?oeuvre (шедевры) театрально-национального творчества. Думаю, что эти создания, быть может, превосходят даже то, что было создано за 14 лет раньше, для «Руслана» Гартманом. Там являлся только мир фантастический восточный, много уже раз пробованный, здесь же — мир фантастический русский, пробованный еще немногими, и почти всегда с малым успехом.
Никогда еще ничья фантазия, сколько я способен судить — не заходила так далеко и так глубоко в воссоздании архитектурных форм и орнаментистики Древней Руси, сказочной, легендарной, былинной. Все, что осталось у нас в отрывках бытовых от древней русской жизни, в вышивках, лубочных рисунках, пряниках, деревянной древней резьбе,— все это соединилось здесь в чудную, несравненную картину.
Для любования и изучения не только художников, но и всех, развертываются здесь широкие, далекие горизонты.
И всего этого нового создания мы не знали и не видели столько лет! Если б не С. И. Мамонтов, вздумавший привезти сюда из Москвы несколько месяцев тому назад весь свой театр и, так сказать, перебросить к нам сюда всю свою московскую сцену, мы бы, вероятно, еще долго не имели никакого понятия о чудесах, сотворенных Васнецовым.
Москвичи упорно молчали и молчат, словно присягнули.
Ограничиваюсь в настоящую минуту указанием на справедливую, как мне кажется, точку зрения на Васнецова и его «сценическое творение». Более же подробно я надеюсь говорить о царе Бе-рендее и его палате во 2-й своей статье о Васнецове и всех его работах1.

Публикуется по:
Виктор Михайлович Васнецов:
Письма. Дневники. Воспоминания. Суждения современников/
Сост., вступ. ст. и примеч. Н.А. Ярославцевой. –
М.: Искусство, 1987. – 496 с., [24] л. ил., 1 л. портр. –
(Мир художника). – С. 323-326.


Статья была написана Стасовым под впечатлением оперы Н.А. Римского-Корсакова «Снегурочка», поставленной Частной оперой С.И. Мамонтова в Петербурге в 1898 г.
1 К вопросу о постановке "Снегурочки" Частной оперой С.И. Мамонтова с костюмами и декорациями В.М. Васнецова В.В. Стасов обратился в третьем номере журнала "Искусство и художественная промышленность", где он писал "... ничего подобного я еще не видел на русской сцене, даром, что у нас бывало, на моем веку, немало истинно талантливых, истинно замечательных художников-декораторов".

В.М. Васнецов на веранде своего дома с женой и детьми Владимиром, Михаилом, Алексеем и Татьяной. 1897 г.

В.М. Васнецов. 1898

В.М. Васнецов и А.А. Киселев. Абрамцево. 1890-е.


1899 - В. В. Стасов. Мой адрес публике

А Васнецов, мне кажется, должен был бы ожидать совсем другого нынче.
Правда, его картина въехала в галерею Третьякова еще в конце лета, и времени прошло с тех пор довольно. Но она успела, кажется, до нынешней минуты по-настоящему, во всю меру, восторгнуть одного только человека: самого Третьякова, незадолго до его конца, и это как будто в истинную награду за долгую жизнь любви, самоотвержения, беспредельной преданности своему собственному и общему народному делу. Нашлось, правда, и еще несколько человек, которые уразумели новую картину и прильнули к ней всей душой и сердцем.

1899 - В. В. Стасов. Нищие духом.

Они затеяли декадентский журнал издавать и, в виде программы, заблаговременно объявляли в печати: «Мы (русские) представляемся в Европе чем-то устаревшим и заснувшим на отживших преданиях», «наши художественные произведения, несмотря на талант,  совершенно игнорируются тамошней критикой и публикой, считаются vieux jeu чем-то вроде надоевшей итальянской арии».

1899 - Р. Изгой. Выставка картин В. М. Васнецова

Сегодня открылась в залах Академии художеств выставка картин Виктора Михайловича Васнецова.
Получив вместо обычного каталога совсем особый — в виде развернутого свитка,— входишь в зал; несмотря на будничный день и утреннее время, публики уже довольно. И на общей физиономии зала, и на самих зрителях чувствуется нечто особенное: в ближней части еще слышатся разговоры, но чем дальше, тем тише говор, шаги становятся все осторожнее и надолго замолкают в противоположном конце у Екатерининского зала. Там что-то такое, что заставляет всех замолчать, идти чуть не на цыпочках и держаться ближе к стенке.






Перепечатка и использование материалов допускается с условием размещения ссылки Васнецов Виктор Михайлович. Сайт художника.